» » Что «не заметили» за саммитом президентов России, Ирана и Азербайджана

Что «не заметили» за саммитом президентов России, Ирана и Азербайджана


События в Тегеране 1 ноября 2017 года, видимо, в дальнейшем станут некой новой точкой отсчёта. Дело не в том, что был подтверждён трёхсторонний формат встреч президентов Ирана, России и Азербайджана, без взаимосвязи с отношениями Ирана и России в дву- и многосторонних форматах с Арменией. Неангажированные наблюдатели обязаны отметить несколько главенствующих факторов.

Первый – пожалуй, впервые в мире Верховный лидер Ирана айятолла Сейед Али Хоссейни Хаменеи в течение довольно краткого времени во второй раз принял и вёл переговоры с лидером другой страны, то есть с Владимиром Путиным. И судя по сообщениям иранских СМИ, говорили они не только как политические лидеры, но и как Верховные главкомы вооружённых сил своих стран.

Второй – параллельно с встречами президентов и иными переговорами, в Тегеране в тот же день состоялась встреча и переговоры начальника Генштаба Вооружённых Сил России и 1-го замминистра обороны РФ генерала армии Валерия Герасимова с иранским коллегой Мохаммадом Багери (см. www.irna.ir/ru/News/3542553). По иранской трактовке, начальники Генштабов «обсудили современную и новую оборонную дипломатию».

Третий фактор – впервые за всю историю последних лет айятолла Хаменеи принял… азербайджанского президента Ильхама Алиева. И темы, затронутые на этих переговорах, если судить по сообщениям иранского официоза (см. www.irna.ir/ru/News/3542597), должны были быть не столь уж приятными для Алиева. Мы выдвигаем такую версию, исходя и из характеристики главного требования Хаменеи – «необходимо противодействовать мерам противников ирано-азербайджанских отношений», и из тех заявлений, которые Верховный лидер Ирана делал уже 2 ноября.



Президентский саммит завершился подписанием Совместного заявления, текст которого был оперативно распространён СМИ самых различных стран. Анализируя пункты этого документа, мы отмечаем, что главным образом Иран и Россия «напоминали» Азербайджану, что он «стоит» в их стратегических планах. В частности, в транспортных программах (но речь только о коридоре «Север – Юг», а не о «золотой мечте» Баку – убедить Китай и другие страны, примкнувшие к Экономической программе «Великого Шёлкового пути», в необходимости использования железнодорожной ветки Карс-Ахалкалаки-Тбилиси-Баку…), а также в программах расширения сотрудничества в нефтегазовой и нефтехимической сферах, в том числе в области разведки и разработки нефтегазовых месторождений, транспортировки и своповых поставок сырой нефти и нефтепродуктов, углубления взаимодействия на международных энергетических площадках. В этом же ряду программы поддержки реализации проекта по соединению электросетей России, Азербайджана и Ирана и договорённостей по торговле электроэнергией.

Далее идут пункты более глобального значения. Приведём их очерёдность, чтобы любому объективному читателю было ясно, что считают первоочередным (в том числе и с точки зрения «обработки» Азербайджана) Иран и Россия:

1) правовой статус Каспийского моря, а также сотрудничество портовых администраций, морское судоходство, мультимодальные перевозки, морской туризм, сохранение водных биоресурсов, защита окружающей среды, энергетика, торговля, экономика, научные исследования, гидрография, метеорология, безопасность и военное сотрудничество, предупреждение и предотвращение чрезвычайных ситуаций;

2) все неурегулированные конфликты в регионе могут быть урегулированы только мирно, - «путём переговоров на основе принципов и норм международного права и принятых в соответствии с ними решений и документов»;

3) сообща «противодействовать терроризму, экстремизму, транснациональной организованной преступности, незаконному обороту оружия, наркотических средств и их прекурсоров, торговле людьми и преступлениям в сфере информационно-коммуникационных технологий».

Таким образом, для Тегерана и Москвы нейтрализация усилий Азербайджана по Каспию, которые противоречат интересам Ирана и России, важней, чем, допустим, неурегулированные конфликты в Закавказье и готовность Азербайджана содействовать совместной борьбе Ирана и России с международным терроризмом в Сирии и Ираке. Что касается конфликтов, то тут ясно – иранский президент Хасан Роухани и глава России просто ещё раз предупредили Алиева о том, что не потерпят очередных шагов Азербайджана по переводу Карабахской проблемы в фазу «горячей войны». В принципе, ясно и то, почему Ирану и РФ не особо нужно содействие Баку в вопросе борьбы с терроризмом – сообщалось же, что иракская армия и шиитское ополчение «Аль-Хашд аш-Шааби» уже готовятся взять под контроль участок территории на северо-западе страны, имеющий общую границу с Сирией и Турцией. Успехи и в уничтожении террористов в сирийском Дэйр-эз-Зоре. А если возникнет необходимость, чтобы Азербайджан сам осудил или выдал бы своих граждан, участвовавших в войне в Сирии и Ираке на стороне террористов, то тогда и задействуют против Алиева те его «подписи», которые были получены 1 ноября 2017 г. в Тегеране.

Остальную часть воздействия на президента Азербайджана, видимо, взял на себя айятолла Хаменеи. Вот лишь несколько тезисов, из которых вполне вырисовывается, что внушал иранский Верховный лидер своему визави. Например, Хаменеи заявил, что «у близких братских отношений между Ираном и Азербайджаном есть противники, подрывным действиям и соблазнам которых нужно противостоять». Кому не ясно, что айятолла говорил о США и Израиле, которые не скрывают, что Азербайджан – это своеобразная «база» их спецслужб в Закавказье? Чтобы убедиться в этом, Алиеву следовало бы задержаться в Тегеране и услышать собственными ушами то, что заявлял Хаменеи перед десятками тысяч студентов и школьников 2 ноября в честь национального Дня студента: «США являются главным, зловещим врагом иранского народа, и Тегеран никогда не поддастся давлению США»; «США глубоко недоброжелательны и враждебны по отношению к народу Ирана и исламскому миру в целом». Причём затем айятолла расширил круг стран, по отношению к которым Вашингтон враждебен: «Абсурдные заявления Трампа показывают, что Америка враждебно настроена не только по отношению к Лидеру, правительству и народу Ирана, но и испытывает недоброжелательность и неприятие ко всем неутомимым и сопротивляющимся государствам». Это – ведь разговор обо всех странах, встающих в ряды борцов против гегемонизма и экспансионизма США, причём не только в Евразии. И отнюдь не зря Хаменеи, как отмечают иранские СМИ, напомнил Алиеву, что «большинство населения Азербайджана, как и Ирана и Ирака, являются последователями школы Ахль Аль Байт». Чтобы не углубляться в раскрытие смысла этого заявления, просто укажем – речь в том числе и об одном из существенных расхождений между шиитами и суннитами в Исламе, кого считать «людьми дома», как переводится с арабского Ахль Аль Байт. Таким образом, айятолла Хаменеи по-восточному дипломатично призвал Алиева «отойти» от США и Израиля и повернуться лицом к шиитам Ирана и Ирака.

Если говорить о теме переговоров айятоллы Хаменеи с Владимиром Путиным, то исходить придётся из сообщений иранских СМИ. А они крайне скупы (например, см. www.irna.ir/ru/News/3542587). Из них мы узнаём: Хаменеи сказал, что «результаты ирано-российского сотрудничества по вопросу о Сирии подтвердили, что Тегеран и Москва могут достичь общих целей в сложных ситуациях». Процитируем далее по тексту: «Лидер приветствовал предложение президента Путина о дальнейшем расширении сотрудничества с Ираном во всех областях, заявив, что для развития связей необходимо использовать полезный опыт последних лет в двусторонних отношениях и урегулировании региональных кризисов. «Поражение американской коалиции, поддерживающей террористов в Сирии, является неоспоримым фактом, однако они продолжают составлять заговоры, поэтому разрешение сирийской проблемы должно продолжаться», - сказал он. Иранский лидер отметил, что надлежащее сопротивление и сотрудничество Тегерана и Москвы в борьбе с мятежниками и террористами в Сирии является очень значимым и сделало Россию влиятельной страной в Западной Азии. По словам Верховного Лидера, народ Сирии должен сам решать вопрос о будущем страны, и на сирийское правительство другим сторонам не следует оказывать давление. «Мы можем ликвидировать санкции США, изолировать их различными методами, такими как устранение доллара и замена его национальными валютами в двухсторонних и многосторонних экономических отношениях», - добавил Верховный Лидер».

Об «изъятии» доллара из торгового оборота несколько последних лет говорят не только Иран и Россия, но и Китай, и даже Индия и Япония, были сведения о наличии таких намерений и у других государств Азии. В том числе – у ряда стран-союзников США на Ближнем Востоке. Но впервые Верховный главком Ирана заговорил о цели ближайшей перспективы в виде изоляции США и их усилий. Можно твёрдо заявить, что суть переговоров Хаменеи-Путин была ещё глубже, чем может показаться при ознакомлении с сообщениями иранских СМИ. И можно уверенно констатировать, с учётом Совместного заявления саммита трёх президентов, что Хаменеи и Путин обсуждали не только ситуацию по Сирии и Ираку, но и положение дел в Закавказье и Прикаспии, не исключено – также по Средней Азии и Афганистану, коль скоро два лидера согласны с тем, что в Сирии налицо «поражение американской коалиции, поддерживающей терроризм». Тогда они согласны и с тем, что после поражений в Сирии-Ираке, а также неуспехе с «курдской независимостью», США почти стопроцентно будут пытаться втолкнуть в хаотические развития и Закавказье, и Прикаспий, и Среднюю Азию с Афганистаном. С этих позиций, предупреждения Роухани, Путина и Хаменеи в адрес азербайджанского президента Алиева уже выглядят как «предпоследний мессидж» на будущее – ведь по пункту в Совместном заявлении, в котором выражена поддержка Совместному всеобъемлющему плану действий по иранской ядерной программе («Венские соглашения» 2015 г.), очевидно, что Тегеран и Москва готовятся к самому драматичному повороту событий и выходу США из «Венских соглашений» 2015 г. и, следовательно, к ещё большему усилению конфронтации с Вашингтоном.

Понятно, что на вышеописанном фоне встреча и переговоры генералов Герасимова и Багери «остались за кадром». А зря. Ведь понятно же, что приезд начальника российского Генштаба не просто так был приурочен к визиту в Тегеран президента В.Путина и трёхстороннему саммиту президентов. По версии агентства IRNA, «Начальник Генштаба вооружённых сил Ирана и его российский коллега подчеркнули необходимость оказания помощи Движению Сопротивления в Сирии и борьбы с терроризмом… Указав на хороший уровень сотрудничества между вооружёнными силами Ирана и России за последние 2 года, начальник Генштаба вооружённых сил Ирана высоко оценил проведение армейских международных игр в России и приглашение Ирана участвовать в этом мероприятии, поскольку, по его словам, эти соревнования приведут к расширению сотрудничества между двумя странами. Он также выразил надежду, что вскоре встретится со своим коллегой в Москве. Начальник Генштаба вооружённых сил РФ также выразил удовлетворение нынешним уровнем оборонного и военного сотрудничества между двумя странами. Оба чиновники обменялись мнениями о борьбе с терроризмом в различных сферах и совместном руководстве в целях противодействия иностранному вмешательству в регионе. Они сделали акцент на повышении оборонного взаимодействия, включая вопросы безопасности, промышленности, научные исследования и образование». Агентство Tasnim добавляет – в ответ Герасимов заявил, что «во время моего пребывания в Тегеране, я хотел бы обсудить текущую ситуацию в Сирии, а также области для дальнейшего развития военно-технического сотрудничества между Ираном и Россией».

Итак, Генштабы провели «сверку часов», возможно – предварительно обсудили не только вероятные новые военные поставки, но и будущие театры своего военного взаимодействия, допустим, хотя бы по Сирии-Ираку. Хотя если учитывать переговоры Хаменеи-Путин, то, видимо, круг вопросов на переговорах Багери-Герасимов был намного шире… В связи с этим обязательно следует обратить внимание на то, что за пару дней до Тегеранского саммита президентов, а значит – и переговоров начальников Генштабов Ирана и России, иранские источники сообщали о разгроме очередной группы террористов, пытавшихся вторгнуться в Иран «с северо-западного направления» (22 и 31 октября). Я хочу ещё раз напомнить – ведь северо-западные границы Ирана это, прежде всего, и в большей степени – сопредельные территории Турции и Нахиджеванской области. В меньшей степени – это сопредельные территории части Северного Ирака и наш Мегринский район. На мой взгляд, возможное – а то и даже ожидающееся – военное сотрудничество и взаимодействие Генштабов Ирана и России по Курдскому вопросу, необходимо выделить в отдельный ряд, так как в этом случае речь будет идти не только о Северном Ираке и турецких приграничных территориях, но и о Сирии и…Нахиджеване, где курдов также немало. И Бог его знает, что ждать от курдов Сирии и Нахиджевана. Обратим внимание и вчитаемся ещё раз в формулировку – «совместном руководстве в целях противодействия иностранному вмешательству в регионе». Разве это не о совместных операциях Генштабов Ирана и России, например, против попыток Турции, США и Израиля что-то «поменять» в Закавказье, пусть даже по Сирии (и – только по Сирии!) Тегеран и Москва «имеют» Турцию в неком качестве?

Впрочем, ещё предстоит понять, что Генштабы Ирана и России подразумевают под понятием «регион», когда выдвигают друг другу предложения по «совместному противодействию иностранному вмешательству». Упоминавшаяся «борьба с терроризмом в различных сферах» вряд ли для военного командования двух держав ограничена только Сирией-Ираком и Закавказьем. Я уверен, что Тегеран и Москва уже разрабатывают совместные программы контрдействий против терроризма самой «разной воды», ведь это именно 2 ноября официальный представитель МИД Ирана Бахрам Касеми, осудив теракт в Нью-Йорке (вблизи Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, в Нижнем Манхэттене), заявив, что «первопричиной терроризма является политика, проводимая США и их союзниками в ближневосточном регионе». Ясно, что рано или поздно, но, по крайней мере, Иран точно не преминет обвинить напрямую именно США и Израиль в «вбросе» терроризма в Сирию и Ирак. Россия, хотя пока сохраняет выдержку, тем не менее, в Тегеране не просто согласилась, но и подтвердила – отношения с Ираном не будут переоценены. Хасан Роухани: «Россия является другом, соседом и стратегическим партнёром Ирана. Иран полон решимости развивать и укреплять инклюзивные отношения и сотрудничество с Россией».

Владимир Путин: «Иран является соседом, другом и стратегическим партнёром России. У нас много общих интересов для развития наших отношений и сотрудничества» (агентство Tasnim News). А, следовательно, ни одному государству сейчас не дано предугадать, до каких пределов способны достичь Иран и Россия при разработке совместных акций и операций, в том числе и на уровне Генштабов двух стран, если Тегеран и Москва сами не пожелают поделиться этими своими разработками и планами. И это предупреждение относится ко всем без исключения странам – даже и постоянным членам Совета безопасности ООН.

Сергей Шакарянц, yerkramas.org

Статистика

2 079 просмотров
0 комментариев

Оценить

+14
НОВОСТИ ПАРТНЁРОВ
Загрузка...
ПОХОЖИЕ НОВОСТИ

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Новости партнеров
Реклама
ПУБЛИКАЦИИ В ТРЕНДЕ
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 
Перейти ВВЕРХ