» » Украинские перспективы: «социальная помойка» обречена на вымирание

Украинские перспективы: «социальная помойка» обречена на вымирание


Когда «европейский майдан» 2014 года через пару-тройку месяцев после госпереворота уже издыхал от безысходности, он явил миру настоящее украинское лицо и подлинный символ Украины. «Майдауны», переполненные революционным энтузиазмом и верой в светлое будущее, возжелали продлить свое революционное настоящее.



И... начали выращивать на клумбах бывшей Площади Октябрьской революции, а потом Майдана Независимости всякую снедь: картофель, редиску, лук, укроп. А потом и свинок завели. Пацаны собирались стоять там долго, еще не понимая, что преданы и уже на фиг никому не нужны. В первую очередь никому из тех, кто их попользовал и на их крови дорвался до государственного «корыта». И когда между предавшими, но получившими власть и преданными, но не получившими ничего, начались «тёрки», то власть быстро собрала упорный «гулевой элемент», сбила его в добровольческие карательные батальоны и направила в зону АТО. На войну с «сепаратистами». А на самом деле – на утилизацию за ненадобностью. Воинственный хохол-малоросс, внезапно ставший представителем самой древней нации укроариев, должен был исчезнуть. Как всем известный мавр, сделавший свое дело...

Но символ в памяти остался: люди в камуфляже, расписанном трезубами, свастикой и «волчьими крюками», пропалывают грядочки с утыканными в них табличками. Сельское мини-хозяйство на фоне сожженного дотла некогда модернового Дома профсоюзов. Многие увидели в этом символе победу села над городом – сельского уклада жизни крестьянской Украины над чуждой ей и привнесенной извне урбанизацией периода насильственной индустриализации, осуществлённой при коммунистах.

И это правда. Так и было: сельский зачуханный жлоб, потерявший смысл жизни и ориентиры в убитых селах и маленьких городках, приехал в Киев разбираться с «зажравшимися городськымы» и держаком от лопаты компенсировать недоданное ему жизнью. Вспомните, как на «евромайдан», уже пылающий, но только наливающийся кровью и ненавистью, начали организованно завозить не только «коктейли Молотова», но и связки черенков от лопат, заботливо где-то обтесанных, собранных и загодя заготовленных. Знали заранее или по ходу прочувствовали внешние кураторы душу «майдаунов» – с чем политическим гастарбайтерам-провинциалам и люмпенизированным селюкам легче идти в бой. С лопатой! Их отправили с черенками от лопат под пули «таинственных снайперов». Все там, на майдане, было завезено и адаптировано под заказ: и люди, и идеи, и жертвы, и их убийцы. Говорили о «революции», а имели в виду переворот и власть с «корытом». Называли исполнителей «героями», а использовали их как пушечное мясо с последующей «утилизацией»...

Именно там, на майдане, стало понятно, что Украину обрекли на окончательную деградацию и уничтожение. Вместе с её народом, которого оказалось слишком много под ту социальную модель, которую заказали под видом «революции гидности».

О том, что вышедшая из СССР Украина, насчитывающая 52 миллиона человек, «излишне перенаселена» заговорили сразу после референдума о независимости 1991 года. В Украину зачастили её западные «друзья», которые и нарисовали ее желательную перспективу: независимая «нэнька» должна быть крайне русофобским государством, заточенным против России и при этом обеспечивающим военно-политические и экономические интересы Запада. Стать полигоном в борьбе с Россией, сырьевым придатком и рынком сбыта для западной продукции, но не требовать слишком больших вложений и обходиться своими силами и средствами. Во всяком случае стараться это делать, максимально используя западные подачки по назначению, а не разворовывая их на корню...

Одна из «пассионарий» борьбы за независимость 1989–1991 годов, архитектор, профессор и народный депутат Украины первого созыва, который формально и утвердил Украину на карте мира, Лариса Скорик, теперь вспоминает: «Когда мы провозглашали “незалежну”, то я и в самом кошмарном сне не могла представить, что с нею случится! …Началось это не в 2014-м, а гораздо раньше. И готовилось — очень, очень давно. Я очень хорошо помню свой разговор со Збигневом Бжезинским. Дело было в 1992 году. Общались мы в посольстве — во время приема, на Дне независимости Польши. И он мне сказал тогда такую фразу: “Больше, чем 17 миллионов украинцев, Европа не выдержит”. И речь ведь шла не о тех, кто уедет отсюда, а вообще — украинцев в Украине».

Сейчас пан Бжезинский отошел в лучший из миров. Но он лишь чуть-чуть не дожил до торжества своего прогноза и идеала – Украина стремительно идет по пути заказанной и хорошо организованной депопуляции и уже приближается к искомой цифири вымирания и обезлюживания. Например, политолог Андрей Ермолаев считает: «...Реально в нашем национальном гражданском пространстве сегодня и сейчас живет на территории Украины… где-то 32–34 миллиона. Аннексированный Крым и территория ОРДЛО – это где-то порядка 6 миллионов наших бывших сограждан, которые уже вне гражданского поля. От 600 до 800 тысяч покинули, уехали в Российскую Федерацию. Каждую секунду, по разным оценкам, от 3-х до 5-ти миллионов наших сограждан работают за рубежом. Причем ...для них миграция – это уже постоянный способ жизни».

Ведущий научный сотрудник Института демографии и социальных исследований Национальной Академии наук (НАН) Украины Лидия Ткаченко публично заявила в «НАКАНУНЕ.RU», что вымирание Украины приняло необратимый характер и остановить это практически невозможно. И к середине XXI века ее население сократится до 31–35 млн. чел. А если восставшие части Донбасса не вернутся в Украину, то вообще – 27 млн. чел. «Население Украины будет продолжать сокращаться. Преодолеть это практически невозможно, потому что сформировалась соответствующая структура населения. У нас был резкий спад рождаемости в 90-х. Сейчас рожденные в 90-х дети входят в трудоспособный возраст, заканчивают школы и университеты, выходят на рынок труда, достигают детородного возраста – и их очень мало. ...Механизм депопуляции запущен на долгое время. У нас уже сформировались очень малочисленные поколения молодежи. Даже если повысится уровень рождаемости в относительном измерении на одну женщину, все равно поколения будущих матерей настолько малы, что, скорее всего, 50 млн. на Украине никогда не будет», – сказала Ткаченко. По данным Укрстата (включающим все территории Донбасса), в 2016 году на Украине родилось 397 тыс., а умерло 584 тыс. Таким образом, смертность превышает рождаемость в 1,5 раза, и эта пропорция непрерывно увеличивается с 2012 года. В первом квартале 2017 года она составила 1,7...

А есть данные о численности населения Украины, выведенные по количеству потребления хлеба. Согласно им, в Украине уже живет 28 млн. чел. И даже если эта цифра учитывает отсутствующих в стране гастарбайтеров, то она все равно ничтожно мала. Причем если с 1991-го по 2014-й (то есть за 23 года) количество граждан Украины сократилось с 52 до 42 миллионов, то за последние три года украинцев стало меньше еще на 5–6 миллионов. В конце мая текущего года нардеп Анна Романова из фракции оппозиционной партии «Самопомич» заявила, что на Украине уже сейчас живет не более 35 млн. человек...

Почему так происходит? Экзотический президент не менее экзотической Международной академии гуманитарных технологий в Вашингтоне Евгений Гильбо уверен, что после госпереворота 2014 года речь идет о геноциде восточного славянства в угоду мусульманизации Европы, которую решено начать с востока континента. «Украину приговорили не просто к эвтаназии, а к геноциду. Решено, что славянского населения в этом регионе быть не должно. Между Россией или тем, что от нее останется, и Европой должно быть культурно чуждое пространство. Олигархи думали, что хозяева удовлетворятся, если вырежут всех русских и малороссов и оставят только галичан. Они ошибаются. Решено провести этническую чистку всех славян и сделать чисто мусульманскую территорию», – сказал он в прямом эфире видеоканала «Pravda.Ru». И если учесть планы Евросоюза решить проблему нелегальной миграции за счет переброски мигрантов в страны Восточной Европы и Прибалтики, то можно констатировать: в любой экзотике лишь доля экзотики...

Украина же долго сопротивлялась этой тенденции благодаря тому, что способность ее населения к адаптации к разным трудностям и проблемам превышала изобретательность властей в стихийном и неорганизованном сокращении поголовья украинцев. А выживаемость населения Украины была сильнее и выше, чем разрозненные и зачастую не согласованные способы «зачистки излишков». Но теперь все изменилось качественно. Украину действительно, похоже, приговорили к геноциду. К социальному геноциду. То есть уничтожению всех людей по одному главному признаку – общей ненужности. Все, кто в будущей Украине не нужен, должны пойти под «сокращение». И когда социальный геноцид стал согласованной и целенаправленной политикой государства, у населения не осталось выбора. Оно либо должно сопротивляться, либо обречено на вымирание. До нужного показателя...

Суть нынешней политики социального геноцида, проводимой постмайданными властями Украины по заказу внешних кураторов, проста и незамысловата, примитивна, но максимально продуктивна. И сводится она к тому, что старые и больные граждане Украины должны поскорее умереть без лекарств и медицинского ухода. Новые – не родиться вообще или умереть в младенчестве. Ну, а молодые и относительно здоровые, репродуктивного возраста, – либо молчать в тряпочку и как-то выживать, либо выезжать из Украины. Таким образом, как говорил союзник нынешних властей Украины Адольф Гитлер, очищается «лебенсраум» (жизненное пространство). Нынешний социальный геноцид в Украине, кстати, очень похож по своей схеме на пресловутый «голодомор» – геноцид крестьян в 1932–1933 годах по всему СССР. Тогда, более 80 лет назад, уничтожали по одному признаку – принадлежности к крестьянскому классу. Но по всему Союзу уничтожали только крестьян всех национальностей, а сегодня – только граждан Украины. И тоже всех национальностей. Новым властям и их кураторам не нужны ни титульная, ни прочие нации, если они превышают установленные стандарты. Вот их и «мочат» всех подряд...

Вторая особенность социального геноцида в Украине – это одновременное системное, последовательно-наступательное и агрессивное его проведение по всем направлениям сокращения численности людей. Уничтожение медицины и здравоохранения, бьющее по старикам и больным, идет параллельно с тотальным обнищанием всего остального населения, с гражданской войной в Донбассе, с репрессиями против инакомыслящих, с ростом преступности со смертельным исходом и с эмиграцией, которая тоже очень эффективно сокращает «поголовье». Кого вгоняют в гроб, кого выгоняют, выдавливают из страны. И всё это сопровождается тотальной дегуманизацией и дебилизацией подрастающих поколений, которых принуждают забыть прошлое, не заглядывать в будущее, а наслаждаться «украйинскым сьогодэнням».

Вот только некоторые характерные мазки на картине тотального социального геноцида в Украине. Под видом «медицинской реформы» под руководством не имеющей профильного медобразования и заслужившей прозвище «Доктор Смерть» американки Ульяны Супрун фактически разваливается до основания система здравоохранения, названная как «система Семашко» и ориентированная на оказание помощи всем, а не только способным заплатить. Сокращение медучреждений, койко-мест в них и количества врачей и медперсонала идет в связке с сокращением закупок медикаментов и лекарств, необходимых для хронических и смертельно больных. «Убитая» в 2016 году и переданная международным организациям (мол, это поможет сломать действующие коррупционные схемы и ослабит фармацевтическое лобби) старая система закупок всех медпрепаратов ведет не только к убийству отечественной фармацевтики и росту цен на импортные лекарства, но и к исчезновению необходимого для продления жизни и облегчения участи умирающих лекарств. В Украине, кроме стремительного роста онкологии, нарастает «эпидемия» сердечно-сосудистых заболеваний, которые являются причиной 65% всех смертей, диабета 2-го типа (инсулинонезависимый) — им болеет 1 млн. чел. и бронхиальной астмы — 210 тыс. чел. Это признает даже «реформируемый» Супрун Минздрав.

Кроме того, Украина «возрождает» заболевания, которые считались побежденными: холеру, чуму, туберкулез. Она лидирует в Восточной Европе по распространению ВИЧ и СПИДа (уже в форме пандемии). Нынешним летом зафиксированы вспышка ботулизма (от этой болезни в Украине уже умерли 10 человек и более полусотни прошло тяжелое лечение в больнице) и кори (есть несколько смертей). В 2017-м по показателям вакцинации детей Украина находится в компании таких стран, как Центрально-Африканская Республика, Чад, Экваториальная Гвинея, Нигерия, Сомали, Южный Судан и Сирия. Это выявили Всемирная организация здравоохранения и Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ), которые составляли рейтинг государств, в которых малыши умирают от инфекционных болезней. Острый дефицит испытывают роддома и детские поликлиники, почти год не получающие вакцин от туберкулеза, кори, паротита и краснухи. Например, привитыми от дифтерии, коклюша и столбняка (АКДС, DTP3) оказалось только 3% украинских детей. Лишь 30% детей полностью вакцинированы от кори, 10% – от гепатита В. Обычно детей прививают от 13 инфекций, а в Украине – от 10 и вообще не делают прививки против ветряной оспы, менингококковой инфекции, ротавирусной инфекции. Из-за того, что «патриотический» Минздрав прекратил закупку вакцин и лекарств в «стране-агрессоре», родители зачастую сами достают необходимые препараты. Но не все это могут делать. Поэтому дети умирают. А новых не рожают...

В принципе, дошло уже до маразма: несколько месяцев больные в разных областях Украины не могут получить больничные листы — в медучреждениях попросту нету бумажек. А без бумажек граждане не могут по закону получить компенсацию за время болезни. «Тендеры уже дважды были сорваны, и это был саботаж, мы дальше работаем в министерстве, чтобы завершить эту работу. Когда объявили тендер, подали в суд, когда снова нужно было объявлять — опять подали в суд. Уже третий раз делаем тендер, надеемся, что они будут готовы», — сказала Супрун.

Да что там говорить, этим летом даже купание в Днепре превращается в «русскую рулетку». В Киеве, по информации Киевского городского лабораторного центра МОЗ Украины, только два пляжа признаны безопасными для купания. Остальные 11 – заразны и опасны. Но люди купаются. А лекарств нет. Зато практически готов закон о трансплантации органов за пределы Украины, подготовленный ведомством «Доктора Смерть». Перед смертью или сразу после нее украинцы получают возможность хоть и по частям, но евроинтегрироваться, услужить новым хозяевам и помочь своим семьям, если им что-то перепадет от «черных» и «белых» трансплантологов...

Характерной украинской особенностью является огромная бедность населения, сказывающаяся на скорости вымирания. По данным сотрудника Института социологии НАН Виталины Буткалюк, в Украине порядка 90% населения тратит более 62% своего дохода на удовлетворение базовых потребностей в еде, одежде, оплате коммунальных услуг, 34% украинцев говорят о том, что у них недостаточно средств на приобретение самых необходимых продуктов питания, что говорит о массовой нищете (не хватает необходимой одежды – 25%, необходимой медицинской помощи – 53%).

В 2017 году Украина стремительно покатилась по наклонной обнищания и заняла 84-е место в рейтинге человеческого развития ООН, тогда как в прошлом отчете занимала 55-е место. А постоянный представитель программы развития ООН на Украине Нил Уокер заявил, что в Украине 60% населения живет за чертой бедности. Ольга Балакирева, председатель правления Украинского института социальных исследований имени Александра Яременко, дополнила его: если уровень дохода на одного члена семьи, при котором семья считается бедной, оценивается в 2 тыс. 700 грн., то при таких критериях бедными являются порядка 70% граждан Украины. По данным же Института социологии НАН Украины, общий уровень бедности на Украине составляет приблизительно 90%, что существенно хуже оценок и ООН, и Украинского института социальных исследований. Несмотря даже на то, что правительство подняло минимальную зарплату до 3,2 тыс. грн. Все повышение «съели» инфляция и рост цен.

К таким плачевным результатам привела тотальная деиндустриализация Украины, ведущая к росту безработицы и обнищанию главного продуктивного класса Украины. А также многократный, в разы, рост цен до уровня рыночных на тарифы ЖКХ и услуги транспорта. К этому надо добавить сокращение всевозможных социальных программ, осуществляемых по требованию МВФ и прочих кредиторов Украины. Достаточно вспомнить, что с 1 июля 2017 года Кабмин Украины отменил госрегулирование цен на рынке питания. То есть отменены такие сдерживающие обнищание факторы:

– торговые надбавки не выше 15% к оптовой цене производителя (таможенной стоимости) на 15 групп товаров (муку, хлеб, макаронные изделия, крупы, сахар, говядину, свинину и мясо птицы, колбасные изделия вареные, молоко, сыр, сметану, масло сливочное, масло подсолнечное, яйца куриные);

– декларирование изменений оптово-отпускных цен на 13 групп товаров (муку пшеничную высшего, первого и второго сорта, муку ржаную обдирную, крупы гречневые, говядину, свинину, мясо птицы (тушка), колбасные изделия вареные, кроме высшего сорта, молоко коровье питьевое (пастеризованное, фасованное в пленку), сыр кисломолочный с содержанием жира до 9 процентов, сметану с содержанием жира до 20%, масло сливочное с содержанием жира до 72,5%, яйца куриные, сахар-песок, масло подсолнечное);

– предельные уровни рентабельности производства муки и хлеба социальных сортов;

– предельные уровни рентабельности и торговых надбавок на детское питание;

– предельные уровни рентабельности упаковки (фасовки) продовольственных товаров, относительно которых введено государственное регулирование цен, без учета стоимости сырья не выше 10%.

И что сделали цены? Правильно, стремительно и неуклонно поползли вверх. При общем сокращении уровня доходов...

Не менее важны в социальном геноциде и гуманитарные, духовные и культурные моменты. Тотальная насильственная украинизация, невозможность получить образование на родном языке, сокращение финансирования науки, культуры, искусства, фальсификация истории, манипуляции и спекуляции с традициями и культурными устоями ведут к оттоку не только «лучших мозгов», но и рядовых граждан. Причем активных граждан, которым нечего делать на Родине, которая становится для них мачехой. А есть же еще, повторяю, гражданская война в Донбассе, которая рискует перекинуться на всю страну и уже расползается по ней в виде преступности.

А что власти? А ничего – они продолжают задуманное и заказанное. Укрстат и спецы по демографии уже напрогнозировали: если дело так пойдет и дальше, то к концу века при нынешнем уровне рождаемости и смертности на Украине без Донбасса останется около 15 млн. А при общей ситуации в экономике и социальной сфере депопуляция пойдет еще быстрее. Сегодня шутники определяют общий настрой в Украине как «Период Идеализации Западной Демократии и Европейский Ценностей». И предлагают для краткости и точности составить главный итог из заглавных букв. А это и есть главный результат социального геноцида. Как говаривал великий педагог-новатор и знаток человеческих душ Антон Макаренко, «нормальный человек не может адаптироваться к “социальной помойке”, в условиях помойки “воспитывается только хорошо адаптированная сволочь”». Но и таких становится меньше...

Владимир Скачко

Источник: x-true.info

Статистика

1 466 просмотров
0 комментариев

Оценить

-1
НОВОСТИ ПАРТНЁРОВ
Загрузка...
ПОХОЖИЕ НОВОСТИ

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Новости партнеров
Реклама
ПУБЛИКАЦИИ В ТРЕНДЕ
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
Перейти ВВЕРХ